321 сд под Сталинградом

Рабочая трибуна. 2018. 2, 13 февраля, 10 апреля.

К 75-летию Сталинградской битвы

Хилокчане под Сталинградом

2 февраля 1943 года закончилась Сталинградская битва, начавшаяся ещё в июле 1942 года. Много призывников Хилокского района участвовало в этом знаменитом сражении в составе 116, 321 и 399 стрелковых дивизий. Кроме того, ещё ряд наших земляков дрался под Сталинградом в составе других частей.

Новый режиссёр из Бурятии С. Лыгденов в настоящее время ведёт съёмки народного кинофильма об участии забайкальцев в Сталинградской битве. Судя по доступной информации, это будет своеобразный обобщённый рассказ о земляках, оборонявших как ближайшие подступы, так и сам город. Рабочее название фильма «321-я сибирская».

Не дожидаясь выхода кинокартины, посмотрим, в чём заключалось на самом деле участие забайкальских соединений в данном сражении?

321-я стрелковая

В связи с повышенным интересом к словосочетанию «321-я», начнём с этого соединения.

О некоторых действиях дивизии рассказывалось в "Рабочей трибуне" ещё в 2002 году, причём сведения брались из мемуаров генерала П.И. Батова, и частично из кратких очерков сборника «Забайкальский военный округ».

В настоящее время в бумажных изданиях сведений о 321-й не прибавилось, зато интернет-пользователи могут найти о ней достаточно много.

Стоит повторить отдельные факты истории соединения и прибавить новые данные. Обращаем внимание на то, что сведения о дивизии в интернет-материалах прошлых лет не точны. Теперь на сайте «Память народа» опубликован весь (что пока редко встречается!) текст Журнала боевых действий 321-й стрелковой дивизии. Рекомендуем тем, у кого родные воевали в её составе, обращаться в основном к этому документу.

Рождение соединения

Формировалась дивизия с февраля 1942 года на 77-м разъезде Маньчжурской ветки. Обозначения ППС 344 (полевая почтовая станция), шифры 4200, 4201, 4202 и т.д., а затем ППС 1857 в материалах семейных архивов указывают, что их обладатель попал в 321-ю стрелковую дивизию.

Призывались в неё в основном жители Читинской области и Бурятии, а также Якутии. Согласно книге призывов Хилокского районного военного комиссариата, 9 марта 1942 года на формирование 321-й дивизии было отправлено 449 наших земляков. Среди них были и будущий Герой Советского Союза бадинец Ф.Н. Билевич, и ветеран МВД хилокчанин Г.А. Черных, и житель Тайдута А.З. Пашкевич, прославившийся впоследствии как снайпер 116-й стрелковой дивизии. Списки призванных опубликованы на сайте нашего музея. Таким образом, около 3,5 % личного состава 321-й дивизии изначально составили жители Хилокского района – впору свой фильм снимать!

Пребывание на учёбе, а затем на строительстве оборонительных сооружений Борзинского укрепрайона (в Интернете «знатоки» упорно пишут «Бородинского»), по общему мнению фронтовиков, затянулось. Наконец, для прикрытия сталинградского направления 12 июля 1942 года на фронт пошли эшелоны с нашими земляками.

Советская стрелковая дивизия в то время могла включать самое большее 12 795 человек (по штату марта 1942), но в Журнале 321-й перед отправкой на фронт поставлено число 13 195. На сайте Минобороны найдены два листа списка (без окончания!) потерь в пути одного из полков нашей дивизии, куда внесены 60 фамилий отставших, оставленных на станциях по болезни и по другим причинам. Есть среди них и 4 дезертира, из которых 1 пропал из эшелона в Яблоновой, 1 в Могзоне, 1 в Баде и 1 в Тайге. Пока можно только догадываться, сколько было оставлено на станциях солдат из других частей и подразделений дивизии. Таким образом, к фронту 321-я, скорее всего, прибыла не «полнокровной», а тем более не со сверхштатной численностью.

Стоит отметить, что отставших от эшелонов в те годы было много. Некоторые, вероятно, догоняли своих, другие оказывались в новых подразделениях, но все попадали в конце концов на фронт. Это прослеживается по боевому пути отдельных наших земляков.

Выгружалась 321 стрелковая дивизия возле разъезда Калинина северо-западнее Сталинграда с 26 по 30 июля 1942 года. Теперь ей предстояло, как говорят, принять боевое крещение, и оно оказалось очень нелёгким…

Начало боевого пути

Не дожидаясь разгрузки последних трёх эшелонов, 321 дивизия выдвинулась к Дону и переправилась на Сиротинский плацдарм в Малой излучине этой реки, где в 110 км от Сталинграда ей предстояло воевать несколько месяцев.

Дивизию сначала ввели в состав 21-й армии, а затем она побывала в 4 танковой армии, 1 гвардейской, снова в 21-й армии и снова в 4 танковой, которую в октябре 1942-го переименуют в 65-ю армию. Перекидывание в разные объединения указывает на то, какой сложной была обстановка даже в стороне от главного удара гитлеровцев. Поэтому разные цифры и названия в семейных архивах не должны никого настораживать.

Советские войска на плацдарме в начале августа пошли в наступление и продвинулись с боями до 15 км на юго-запад к знаменитой станице Клетской, причём 321 стрелковая оказалась на направлении главного удара. Затем наша дивизия оборонялась и отступала после начала немецкого наступления. Дважды позиции оставлялись без санкции штаба армии, несмотря на грозный приказ № 227 (известный в народе, как «Ни шагу назад»). Самовольство соответственно пресекалось, и солдаты вновь занимали покинутые рубежи. Характерно, что командир дивизии подполковник А.И. Валюгин (встречается неверное Балюгин и даже Балюган) за подобные действия не был сурово наказан, хотя вскоре его сменили, но через месяц поставили командовать другой дивизией. А в 321-ю был назначен генерал-майор И.А. Макаренко, прошедший с ней двухгодовой боевой путь.

Несмотря на двукратное нарушение приказа, дивизия не попала в число ненадёжных. По крайней мере, о заградотряде позади неё нигде не упоминается.

Ещё весной в даурских степях при сдаче нормативов боевой подготовки соединение заслужило оценку «посредственно». Но в реальной обстановке на поле боя забайкальцы быстро вспомнили и применили премудрости военной науки. Судя по опубликованным документам, все действия частей дивизии планировались грамотно.

Немецкое наступление на Сиротинском плацдарме закончилось для противника неудачей, о чём как-то дружно забывают многие современные авторы. Гитлеровцев оттеснили практически на позиции начала месяца – за диаметр малой излучины Дона. 321 стрелковая дивизия вышла из боёв 18 августа и занимала тыловые рубежи южнее переправы через Дон у Новогригорьевки, где до 30-го августа находясь во втором эшелоне, пополнялась выходящими из окружения группами и отдельными бойцами.

После стабилизации фронта наши войска до начала контрнаступления удерживали рубеж в горловине плацдарма. Немецкое командование доверило оборонять этот участок 1-й румынской армии, подкрепив её частями 2-х немецких дивизий.

321 sd avg nojab 1942 1

 Схема действий 321 сд в августе 1942 г. (Цветные обозначения сделаны для газетной статьи)

 

321-я стрелковая заняла позицию у самого Дона, в районе Мело-Меловского- Логовского. Со стороны противника находились окопы спешенной 1-й румынской кавалерийской дивизии, а на левом фланге немного позади румын – немецкий 673-й пехотный полк. За время позиционного противостояния командиры и бойцы 321-й провели немало удачных действий – атак, разведок боем и т.п. Самым впечатляющим было то, что совсем небольшими силами удалось захватить у противника село Малые Ярки.

19 ноября началась операция «Уран». К концу первого дня знаменитого контрнаступления, 321-я хотя и захватила важную высоту, но в общем «успеха не имела», как отмечал командарм П.И. Батов. Однако, на войне даже кажущаяся неудача и потери, обычно называемые напрасными, почти всегда одновременно приносят пользу другим, сковывая противника и поглощая его силы.

Соседи забайкальцев, получив некоторую свободу действий, сумели продвинуться дальше. Нашим землякам, в свою очередь, пришлось сдерживать бешеные контратаки врага и все последующие дни. К примеру, только до полудня 20 ноября, бойцы дивизии отбили десять контратак. Затем темпы наступления стали расти.

321 sd avg nojab 1942 2

 Позиция 321 сд в районе Сталинграда в сентябре-ноябре 1942 г. (Цветные обозначения сделаны для газетной статьи)

 

Ранее сообщалось, что согласно мемуарной литературе и очеркам, 321-ю дивизию вывели во второй эшелон, как обескровленную, однако, это не совсем так. Судя по Журналу боевых действий, вывод дивизии из боёв произошёл 24 ноября. Большого отдыха соединение не получило, так как вскоре в пешем порядке проследовало на соседний Юго-Западный фронт и с 29 ноября включилось в бои в направлении Донбасса в составе 5 танковой армии. Окружение группировки Паулюса закончилось без нашего героического соединения, ставшего вскоре 82-й гвардейской стрелковой дивизией, но это уже другая история.

Сталинградская цена

Какую цену заплатили наши земляки в составе 321-й дивизии в ходе оказания помощи защитникам Сталинграда? Попытаемся сделать это на основании предварительных данных, полученных в муниципальном музее при изучении судьбы погибших призывников Хилокского военкомата.

Первые боевые потери (до 100 человек убитых и раненых) в 321-й случились во время авиационных налётов при движении по железной дороге в прифронтовой полосе. После выгрузки люди гибли, ещё не доходя до переднего края, под бомбами, артиллерийским и миномётным обстрелом. Наконец, 4 августа началась череда беспрерывных боёв. Напомним, что массовый набор хилокчан в эту дивизию составил 450 человек (кроме того, отдельные наши земляки, вероятно, попадали в 321-ю и из других наборов). Почти все наши земляки были зачислены в состав 484 стрелкового полка и вместе с ним хлебнули фронтового лиха.

В Интернете автором этих строк обнаружена часть списков (пока в основном разрозненные листы) безвозвратных потерь 321 дивизии в тяжелейшие августовские дни. Полная картина известна пока лишь по 493-му стрелковому полку. В нём за период с 4 по 31 августа выбыло безвозвратно 435 человек, из числа которых 200 человек погибли, 35 пропали без вести, а 200 находились в других частях.

Не все «безвозвратные потери» означали смерть или окончательную пропажу без вести. Многие выбывшие из строя 321-й дивизии, как уже отмечалось, оказывались в других соединениях. Всего нам на сегодняшний день известно десять человек, которые в августе числились «убитыми» или «пропавшими», но затем повторно воевали в составе других соединений и погибли уже позднее, в 1943-1945 гг.

Возможно есть и одиннадцатый – это Цыбикжап Цыренов, житель Укурика. В Книге памяти он отмечен как Цыбенжап, поэтому родные о его судьбе мало что знали, и недавно совместными усилиями нам удалось восстановить часть боевого пути этого солдата. Оказалось, что в военных документах его имя значится Сибержай и, скорее всего, он выбыл из 493 полка в августе, но потом вновь воевал и, вероятно, погиб уже в апреле 1943 года.

Герой Советского Союза Фёдор Николаевич Билевич рассказывал, что оказался в Сталинграде в составе 112-й стрелковой дивизии, а затем в знаменитой 13-й гвардейской стрелковой дивизии генерала Родимцева. Житель Могзона Г.У. Титов числился «пропавшим без вести» 8 августа, но оказался жив и погиб уже под Ленинградом в 1944 году. Бадинец Т.М. Литвинов тоже «пропал без вести» 12 августа, но на деле умер от ран на Смоленщине тоже в 1944 году. Очевидно, были среди «воскресших» и те, кто вернулся с фронта.

Каковы были потери других полков, например, 484-го стрелкового, где служило большинство хилокчан? Здесь видится несколько иная картина. Согласно Книге памяти, в августе безвозвратно выбыло из строя 321-й дивизии 80 призывников хилокского военкомата, в том числе составе 484 полка 70 человек. Прямо по дням можно проследить накал сражения. Например, 6-го числа безвозвратно потеряно 10 хилокчан, 8-го – 12, 12-го – 11 человек, 18-го – 10 человек.

Всего в боях под Сталинградом в составе 321-й стрелковой дивизии в августе-ноябре 1942 года погиб по предварительным подсчётам 101 призывник Хилокского военкомата. Давно сказано: «Павшие на поле боя свидетельствуют о доблести сражавшихся». И погибшие в тех боях хилокчане достойны назваться доблестными солдатами!

В середине августа боевой состав трёх стрелковых полков насчитывал 820 человек, в том числе в 484-м полку 250 бойцов и командиров, в 493-м полку 350, а в наиболее пострадавшем 488-м стрелковом полку – 220. То есть полки дивизии потеряли выведенными из строя примерно от 900 до 1200 человек боевого состава убитыми, ранеными и пропавшими без вести (для справки, по штату 1942 года в стрелковом полку числилось 3 173 человека вместе с небоевыми подразделениями). А во всём соединении в тот момент числилось 7 544 человека.

Такие потери не означали полного разгрома частей 321-й стрелковой. Просто на войне не все военнослужащие в передовой линии. Личный состав в большей степени сохранили такие боевые единицы, как артиллерийский полк, миномётный и противотанковый дивизионы. Все прочие части и подразделения обеспечения дивизии находились в основном за Доном и пострадали малозначительно.

Однако, ещё через несколько дней боёв, к 20 августа, в строю дивизии было уже 4 536 человек.

Такая убыль людей получилась не за счёт безвозвратно выбывших, а в основном из-за большого числа получивших ранения. Если учесть, что в ту войну в Красной Армии на одного убитого приходилось в среднем по 3,3 раненых, то становится понятным, почему из строя выбыло трети состава личного состава дивизии. Впоследствии большинство раненых воинов вернулось к однополчанам, но некоторые из них попадали в другие части.

Среди тех бойцов 321-й, кто вернулся с войны, были Гурий Александрович Черных; а также Алексей Петрович Разницын, потерявший ногу в августовских боях бывший конюх и рабочий школы № 10, известный старожилам как «дядя Лёня». Память о боях в составе этого соединения хранят потомки и знакомые С.И. Забаровского, А.Н. Мостовского и И.Н. Чупрова из Хилка, Н.А. Замкова из Могзона, Б.Д. Цыренова из Харагуна и других вернувшихся с фронта ветеранов забайкальской дивизии.

В. Петров

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru